Символика

Символика каратэ кёкусинкай

Главными символами школы Кёкусинкай легендарного Масутацу Оямы являются Канку и Чэндэн

600px-Kanku_Kyokushin.svgКанку — это символ Кёкусинкай означающий «приветствие восходящему солнцу». Раскрытые ладони, поднимающиеся по кругу, формируют символ, позволяющий созерцать небо. Узкие концы Канку представляют собой сомкнутые пальцы и символизируют пределы. Широкие части представляют запястья и обозначают бесконечность и силу. Символ Канку заключен в окружность, символизирующую непрерывность, подразумевающую глубину.

Чэндэн

Чэндэн — сложный иероглиф Кёкусинкай, состоящий из трёх простых иероглифов:

«Кёку» — окончательный, абсолютный предел

«Син» — правда, действительность, реальность, истина

«Кай» — организация, общество, союз

Ключевым в названии «Кёкусинкай», конечно же, является полное глубокого символизма слово «Кёкусин», выражающее центральную идею школы Оямы Масутацу и поддающееся различным интерпретациям.

Если исходить из современных и наиболее употребительных значений иероглифов «кёку» и «син», название «Кёкусин» можно перевести как «абсолютная истина». Поэтому слово «Кёкусинкай» часто переводят как «Союз абсолютной истины».

Однако сам Ояма Масутацу в своей известной работе «Философия Кёкусин» раскрывает значение слова «кёкусин» через словосочетание «макото-о кивамэру», что означает «доискиваться правды» или «доходить до конца в постижении истины». Нет, Ояма не претендовал на знание «абсолютной истины», он лишь звал своих последователей к ее постижению! Есть ещё и другая интересная трактовка. В книге «Воспитай дух воина и тебе не будет равных», в главе «Школа. Что это такое?» Ояма трактует «Кёкусинкай» — как «подлинное, настоящее каратэ», сравнивая его с существующим каратэ бесконтактным, которое он считает «не настоящим каратэ», из-за отсутствия в нём реальных ударов в поединках. Но это еще не всё. В самом названии «кёкусин» зашифровано прямое указание на то, как именно следует искать истину, что нужно для этого.

Дело в том, что иероглиф «син» (кит. чжэнь – 真) выражает специфическое понятие китайской (и шире — дальневосточной) философии и культуры. В отличие от западной и индийской философии, где понятие «истина» имеет главным образом онтологический смысл, в китайском понятии «шин» сильнее выражен смысл ценностно-нормативный. В древнейшем китайском словаре «Шо вэнь цзе цзы» «чжэнь» толкуется как «превращение человека, вознесшегося на небо». Впервые в философском контексте понятие «чжэнь» использовал даосский мудрец Чжуан-цзы (около 369 — 286 до н. э.) как обозначение подлинности бытия и предела искренности в человеке, необходимого для того, чтобы обрести утраченное единство с окружающим миром, постичь Путь-Дао, управляющий жизнью вселенной. Именно в этом значении иероглиф «чжэнь» используется во многих философских текстах дальневосточной традиции.

Иероглиф «кёку» (кит. цзи – 極) в китайской философской традиции соотносится с понятием «ри» (кит. ли – 理), которое обозначает абстрактный принцип или закон, а также предельный стандарт и высший идеальный прототип какой-либо вещи. У космоса тоже должен быть предельный стандарт, высший и всеохватывающий. Он охватывает всё множество ри вещей и является их высшей совокупностью. Он называется Тай-цзи – «Великий Предел». Соответственно, «Кёкусин» – это, прежде всего, «предельная искренность», без которой невозможно постижение истины, подлинное познание боевого искусства, достижение вершин – пределов – мастерства.

Действительно, Ояма видел высшую цель каратэ-до в поиске абсолютной истины на пути воинского искусства, что превращало практику Кёкусинкай в своего рода религиозный ритуал, путь самопознания. Мастер решительно отстаивал духовные ценности Будо каратэ — каратэ как Пути постижения и совершенствования себя посредством практики боевого искусства, — противопоставляя их корыстной мотивации профессионального спорта. Преобладающему в профессиональном спорте духу самоутверждения он противопоставлял характерный для Будо дух самоотрицания.